процесс и не более

Позднее Ctrl + ↑

Тактильный тренинг адаптации релокации. «Один день — один кусочек»

Несколько лет я наблюдал как работают моряки и пожарные. Основой жизни в тесноте корабля, пожарной станции или экстремальной обстановке служат прикосновения к поручням, стенам, трубам, отдача в ступни ударов тяжелых ботинок по ступенькам, толчки механизмов и вибрация приборов. Зрение обманывает в полутьме, дыме или слепящем сиянии, слух подводит в вибрации механизмов или грохоте падений. Спасает только челночное движение по отработанным годами ориентирам. Именно поэтому прочнее всего в профессии приживаются, не испытывают дискомфорта и желания уволиться тактильно ориентированные люди.

Уехав в другую страну человек растерян, подавлен, дезориентирован. Отчасти это связано с утратой челночных реперов, опорных точек быта, двигаться по которым релокант привык на протяжении нескольких десятков лет предыдущего жизненного опыта.

Какая-то часть жизни человека «автоматизирована». Он движется по одним и тем-же координатам, позволяющим минимизировать работу «духа» и тела, освободив их для других дел и переживаний.

Обычно это называется «комфорт» или «субъективный трек».

Изначально субъективный трек показывается родителями, размечающими его реперами нейромедиаторных подкреплений точно так же, как флажками размечают трассу лыжного слалома. Неразумный младенец «обучается удовольствию или отвращению» к зачастую иррациональным действиям по шаблону родителей, не имея никакого представления о прочих социальных удовольствиях и ритуалах.

По сути, когда мы имеем дело с релокантом движущимся в новой стране по реперным точкам страны домашней, мы видим фантомный трек его родителей. Это действия младенца, которому так и не удалось найти «родовой путь» во взрослый мир. Выросшего физически, но так и не ставшим «адаптивно взрослым» эмоционально.

Неудачи и дискомфорт происходят из-за того, что релокант запрограммирован, лишен мотива искать и не готов находить собственные реперные знаки на сменившейся картинке бытия.

Что делать?

Искать этот самый «выход», что само по себе не просто, так как у ребенка для появления на свет есть строго установленные природой рамки перенатального периода, и неизвестно сколько длящийся период «социального донашивания», во время которого «родитель», взрослый человек несущий ответственность и возможно искренне любящий подопечного, под мотивом «желания добра» и счастья, как он его представляет, обучает нейромедиаторные цепочки младенца, ребенка или подростка эмоционально реагировать на физиологически иррациональные артефакты своего, отделенного от суверенного ребенка, взрослого эмпирического опыта. Вехи опыта взрослого, в том числе безнадёжно устаревшие к моменту обучения и вредные в недалёком будущем.

Может именно это является причиной поиска «гуру» в возрасте принятия, но не осознания проблемы? Психологически человек может понимать, как он попал в затруднительную ситуацию, но не может из неё выйти самостоятельно. А «гуру» нужен для того, чтобы была возможность возложить на него ответственность за поиск решения автоматизации «взрослых проблем».

С другой стороны «гуризм» — это большой бизнес, в котором стоимость почасовая, а не по достижении результата или внутреннего инсайда. Я знаю многих людей бросивших «самосовершенствование» исключительно по финансовым соображениям. В известной, расхожей притче про «рыбу и удочку», все склоняются к «удочке». Гуру-почасовик добросовестно «даёт удочку», учит, как ей надо пользоваться, проводит качественные тренинги в забрасывании блесны и вываживании рыбы, но при этом не рассказывает ученику, что в окрестностях нынешнего обитания подопечного ученика нет реки, озера или моря. А рыба в песке пустыни не живёт. И сам он понятия не имеет, где на карте «рыбные места».

Понятно, что всё непривычное кажется неприятным, угрожающим или, даже, смертельно опасным, поскольку противоречит опыту родителей, присвоенному как «собственный».

Что делать?

Каждый день искать что-то новое. За что можно зацепиться, осознанно освоить и сделать своим. Наконец-то покинув трущий кокон «родительского опыта».

Вспомнить не к месту попсового Фридриха Ницше: «Was mich nicht umbringt, macht mich stärker» («Что не убивает меня, делает меня сильнее»). Человека нелегко убить. Поэтому ищи знаки выхода. Если ты один — найти их можно только эмпирически, открывшись к любому новому опыту, а не пытаясь сохранить свою субъективную траекторию в схеме реперов родительского «постперинатального донашивания». Самое очевидное, что тактильная ориентированность — это рудимент детства, который остался не изжитым. Так и люди, должны на этапе перехода отводить меньшее значения визуальной и аудио артефикации*. Для адаптивности они нуждаются в развитии навыков не получивших достаточного положительного подкрепления в детстве. Поэтому главный путь «взросления» — движение в область осознанного восприятия, обогащающая тактильность посредством задействования других сигнальных и репрезентативных систем и перцептивных механизмов.

Для апробации «входа» можно попробовать практику «Один день — один кусочек».

Выходишь в магазин, находишь то, чего до этого никогда не пробовал и вкус чего тебе представляется отвратительным. Приобретаешь минимально возможный кусок или вес. Приносишь домой и пробуешь, стараясь разделить на элементарные вкусы, понять их соотношение. Добавить к привычным солёному, сладкому, кислому, горькому, солёную черную лакрицу, которую предложили «шестым» базовым вкусом. Или умами.

И так со всем окружающим.

Главное — каждый день получать и осваивать новый тактильный, вкусовой и обонятельный опыт.

——

  • Артефакт (неологизм, от лат. arts — искусство + лат. factus — сделанный, т. е. «сделанный по законам искусства») — продукт творческой деятельности человека. Отсюда «артефикация» — преобразование информации в законченные объекты сознания имеющие значимость, ценность или влияние на другие объекты артефикации. Классический пример: творчество Александра Николаевича Скрябина, предлагавшего собственное переложение музыки с другие эфемерные или не имеющие стабильного воплощения объекты.

Диапазон вопросов

Много работы, но среди вала выделил сентенцию: «Высокоуровневая психология отвечает на вопрос: „Почему?“ Низкоуровневая психотерапия — на вопрос „Как?“»

Подумайте. Додумаетесь — не благодарите.

Апокриф «Самый глубокий холм»

Светское определение термина: «Произведение созданное на основе оригинального».

«Самый глубокий холм», Александр Ивлев, 2023

Первым апокрифом в книге можно назвать самое раннее: «День Сурка II». Это не фанфик, а именно «апокриф», который как-то сам сложился в голове, когда на 17 минуте фильма я впервые задумался о внезапных, для внешнего наблюдателя, инсайдах и озарениях гениев движущих цивилизацию.

Три новеллы: «Пусто/Пусто», «Испытание веры» и «Зона вне» — реперные метки открытого мира. Три отрывка из книг — рейды в этот мир.

Новелла «Пусто/Пусто», открывающая книгу, бесплатно доступна как ознакомительный фрагмент на Litres.

Места не для дебатов

Кровать, обеденный стол, стремянка, любое место где в руке нож, молоток, плоскогубцы или пила. Или когда один из собеседников пьян.

Иллюстрация. «Кровать — не место для политических дискуссий»,
DALL-E, посредственная имитация стилей Рубенса, Веласкеса, Гойи и Кандинского

Страх быть

Вселенная движется волнами. Вот и Курпатов подлетел и ойкнул на волне, которую я почувствовал и классифицировал по мере своего опыта в декабре прошлого года.

«Всё чаще мы спрашиваем себя — работать в найме или открывать свой бизнес? Это ведь так хорошо, если можно
не зависеть от других людей! Сам себе хозяин: хочу — работаю,
не хочу — не работаю, хочу — тут живу, хочу — поеду на Бали жить. Красота!
То есть, дело даже не в объеме дохода, а именно в этой „свободе“. Но в том и ирония, большинство бизнесов лишают
человека всякой свободы, а то и просто — времени на жизнь „вне работы“.

Каждый. Новый. Шаг.

Коту Шредингера кто-то растолковал схему эксперимента, погладил и посадил в железную коробку, пообещав, что эксперимент закончится как только Ахиллес догонит черепаху. Щелкнул замок, ударил гонг, бегун сделал перый шаг.

Иллюстрация: DALL-E 3, «Сто выдающихся философов XX века пасут козу у подножия зеленого холма»,
плохая имитация стиля Гриши Брускина.

Кот либо жив, либо мертв. Вероятность равна 1/2 каждое следующее мгновение забега Ахиллеса. Поэтому любая часть пути античного атлета может оказаться бессмысленной, ведь он не знает, сработал счетчик Гейгера внутри установки с котом или нет. И каждое предыдущее мгновение кот и Ахиллес ощущают страх, который приходит к ним из будущего, в котором Ахиллес пробежал только половину расстояния оставшегося до черепахи.

Когда они осознают, что через два мгновения, на третье не смогут предсказать есть ли жизнь и смысл в движении к цели, догонит ли герой черепаху до того, как распадется атом, щелкнет счетчик и механизм раздавит капсулу с ядом. Им приходится решать: впасть в неподвижность или продолжать жить?

И каждый раз выбор за них делает сердце. «Ещё один удар! Страха нет, потому что мне не сложно — это моя работа и мое предназначение». Ахиллес отталкивается от земли, а кот делает шаг в темноте ящика.

Пятница. Время напомнить, что во вторник, в 19:00, мск, будет последняя в октябре бесплатная сессия «Страх, тревога, депрессия». Записаться можно здесь

В ноябре я буду чрезвычайно загружен и до конца следующего месяца сессий pro bono будет не так много.

Ответ на вечную риторику

Когда скептики спрашивают — «Что такое, эта ваша психотерапия?» — я каждый раз даю разный ответ.

Иллюстрация: DALL-E, «Балерины и их страхи ждут приема Доктора Фрейда».
Стили плохо заимствованы у Дега, Делакруа и Дюрера

Сегодня это: «Психотерапия — рука, выдергивающая вас из водоворота в котором вы захлёбываясь бьете ладошками и панически дергаете ногами, держащая вас некоторое время над потоком, показывающая со стороны как он устроен и толкающая вас обратно, но уже с новыми знаниями о том как вы будете выплывать».

Сегодня пятница, самое время напомнить о бесплатных сессиях «Тревога, страх, депрессия» во вторник, среду и четверг следующей недели

Забывчивость выгорания

Работал с эмоциональным выгоранием. Самый яркий симптом — катастрофическое снижение глубины и эффективности кратковременной памяти. Проживающий выгорание не может запомнить куда положил карандаш, взял ли номерок в гардеробе, с кем договорился встретиться через пять минут, номер кабинета в который надо подняться этажом выше стойки ресепшен и тому подобные реперы элементарных оперативных действий. От этого страдает многозадачность, социальное взаимодействие, снижается самооценка, возрастное восприятие и прочие, жизненно необходимые механизмы. Почти всегда врачи общей практики отмахиваются от жалоб как от незначительных, возрастных и назначают симптоматически ноотропы или комплексы витаминов группы «В». Как прием этих препаратов влияет на течение эмоционального выгорания? Неизвестно.

Иллюстрации: трехмерная визуализация нейрона DALL-E
и первая цветная фотография нейрона, сделанная по методу
разработанному в университете Сан-Диего (США, 2016)

Если представить себе цель «механизма забывания» в состоянии выгорания, то его мишень — травмирующие, ежедневные переживания. Центральная нервная система, защищая сознание, запускает биохимический процесс «стирания», обрабатывая нейроны, аксоны и синаптические связи сложным коктейлем гормонов и нейромедиаторов. От этого процесса сложно дождаться даже приблизительной избирательности, так же, как от стиральной машины, параллельно смывающей с любимой футболки грязь и яркий рисунок. Под проливной дождь химического забывания попадает всё: от негативных эмоций вызванных встречей с начальником, до бумажника, положенного на край стойки бара.

Можно ли «вылечить» «забывчивость выгорания» ноотропами и витаминами? Вряд ли. Механизм действия этих препаратов совершенно другой. В лучшем случае они окажутся неэффективны и безвредны.

Полезен ли симптом «забывчивости выгорания» — безусловно, да. Ведь именно он, в первую очередь, указывает на то, что нервная система работает в штатном режиме и реагирует на травмирующие события. Что делать? Найти истинную «мишень забывания» и выработать стратегию её поражения.

Хейт-спич: плагины и аддоны

Туннельный комментарий — особый вид оскорбительного полилога, при котором инициатор пользуется неустранимыми ограничениями виртуального общения.

Классический пример «туннельщиков» в апогее их реализации — Артемий Лебедев или Антон Носсик.

DALL-E, Перерисовывая А. Лебедева в стиле Пабло Пикассо

Дальше я немного профессионально позанудствую на тему «Кумулятивный хейт-спитч и его техника».

Существует три информационных аксиоматических модели, обойти которые мне(!) не представляется мыслимым.

Первая: «монологическая» (information-on-demand, «IoD»), когда информации как таковой, не существует и высказывающемуся субъекту необходимо только подключение к каналу связи с универсальным интерфейсом высокой готовности (High Availability Interface, «HAI»). Как пример можно привести ролик на YouTube с«говорящей головой» и отключенными под ним комментариями.

Вторая: «диалогическая» (information-here-and-now,«IH&N»), информация появляется и существует только в протокольном синхронно-асинхронном канале (protocol synchronous-asynchronous channel,«PS-ACh») между двумя «собеседниками» и исчезает сразу, после ликвидации канала. Если существуют средства фиксации, IH&N модель с легкостью преобразуется IoD. Пример — всё тот-же ролик на видеохостинге. Только теперь на экране два беседующих человека, а под ними — всё так-же отключенные комменты.

Третья: «полилогическая» (information-with-deadline, «IwD»). Информация существует только на время подключения к каналу с универсальным интерфейсом любых двух собеседников. Пример — социальная сеть в которой можно вести прямую трансляцию мнения (take, «T»)на неопределенное число респондентов, используя PS-ACh. Одной из важных целей является получение вопросов и немедленная публичная трансляция ответов. «Deadline» (D) — это время истощения канала обратной связи, вырождения его «синхронности» в «асинхронность». Удачный «T» удлиняет срок существования информации в IwD на неопределенное время, расщепляет и обогащает «нитями» (treads), в которых независимые от тредстартера субъекты организуют свои IoD/IH&N/IwD реализации информации.

Существенным ограничением появления информации является «протокол» канала с интерфейсом высокой готовности. Первоначально, в WEB 0.1, он был технологическим, где «1» появлялась только как добровольная самоцензура источника информации. В версии «0.2» существенной добавкой к протоколу стала цензура и самоцензура провайдера, «0.3» — ограничения регуляторов, предписывающих провайдеров соблюдающих протокол «0.2» передавать данные о пользователях не соблюдающих протокол «0.1» для применения карательных санкций. А вот дальше, в версиях 1.0/2.0/3.0 и так далее, можно наблюдать, как к объективным протоколам подключаются субъективные модули реализации аксиоматических IoD/IH&N/IwD моделей информации.

И в любой из версий существовал и существует модуль «Кумулятивный хейт-спич», одной из многих техник которого является протокол «туннельный комментарий» (tunnel comment, «TC»). Сразу стоит пояснить, что единственная цель «TC» как можно быстрее, по прямой, вывести собеседника к табличке «Как я тебя ненавижу за то, что у тебя другое мнение» (ЯТНДМ). Дополнения 0.1/0.2/0.3 протокола используемого IH&N/IwD ограничивают возможности тредстартера/субтредстартера высказать это прямо, поэтому он использует несколько техник туннелирования диалога.

Основная тактика «туннельного комментатора» — обесценивание отличающегося мнения, без перехода на свойства личности. «Ты тупой!»,«Идиот!», «Иди, почитай доки!» — это не TC. А вот комментарии позволяющие замкнуть комментирующего на него самого и вынудить публично объяснять свою позицию — это верный признак «туннельщика». Туннельщик не читает пояснения, а ведет диалог до таблички «ЯТНДМ» исключительно набором TC.

Примеры ТС: «Что это?», «Это хто?», «Дай пруф!», «Поясните», «Из чего это следует?», «Разве Х авторитет?», «Ну и?..», «Мне кажется, в ваших размышлениях есть ошибка», «Приведите примеры», «А можно проще?» и т. п.

Цель использования TC — оттянуть время вырождения канала IwD.

Нормальная реакция на TC в чужом треде — выходить, забывать и банить.

Главный скилз перфекциониста

На этой неделе несколько раз разбирался с «патологическим перфекционизмом». С ситуациями, когда человек испытывает невероятные муки от невозможности смириться и признать результат работы достойным существования. Недостижимость идеального завершения проекта или дела порождает цепную реакцию в близком окружении и социальной среде, разрушающую карьеру или жизнь целиком.

Что я делал в итоге? Учил «перфекционистов» останавливаться.

Умение прекратить работу над проектом до достижения им мыслимого идеала — главный скилз работающего перфекциониста и самый эффективный метод не допустить саморазрушения.

Frédéric BISSON, «Dirigeable-vedette de marine partant en reconnaissance», photo parue dans l’Illustration 3860 du 24 février 1917.

И, так как сегодня пятница, 13-е, традиционно напоминаю о бесплатных (free) сессиях «Тревога, страх, депрессия», на следующий неделе, во вторник, среду и четверг.

Ранее Ctrl + ↓