«День Сурка II», Фил, 3

Фил 1+история
Рита 2

Gigiadev, Walking in New York, Taken on May 3, 2008

Слушайте

Читайте

Фил

Шестнадцать лет.

Дни мелькали, как спицы велосипеда. Первые два года это казалось восхитительным и забавным. Они были похожи на первые два дня с новым калейдоскопом, подаренным мне отцом на пятый день рождения.

Наступил третий день, когда яркое сияние показалось невыносимо однообразным в своей случайности, я отвлёкся и впервые услышал, как пересыпаются стекляшки отражаясь в ограничивающей их фальшивой действительности.

Мне вдруг стало нестерпимо скучно. Два дня я делал вид, что мне очень интересно. А потом я подложил картонную трубку под заднее колесо отцовского «шеви» и когда он меня поцеловал и сдавая задним ходом с хрустом раздавил её, я сделал вид что мне страшно жалко трубку, расписанную шатрами цирка, клоунами и собачками. Я даже заплакал. И это была моя первая ложь. Так случилось и с новым, линейным миром. Чем больше было новых дней, тем страшнее становилась линия смены дат. Я помню этот моментальный приступ депрессии до секунд: чуть меньше часа, серый, неприятный, глубокий, полный утробных звуков. Я сидел на уличной скамейке, а окружающий мир сжимался, мял и ломал меня физически. Я испугался, закрыл глаза, ладони автоматически прикрыли горло: я боялся что меня задушит наваливающаяся на меня действительность.

А когда я их открыл — всё изменилось. Перед тем как пойти домой я ещё час просидел прижав ладони к лавке и привыкая к своему новому состоянию. Любое движение давалось мне с трудом, как будто я проталкивался сквозь тягучую и клейкую головку цветка мухоловки. Реальность распалась на сотни тысяч случайно спутанных волосков, каждый из которых извивался передо мной змеёй на голове Медузы Горгоны. Как зачарованный я смотрел на новый день и замирал как кролик пол его тысячеглазым леденящим взглядом вероятности событий и исходов.

Мне редко удавалось угадывать, какой волос на голове окажется подлинным, а какой — просто плодом моего испуганного воображения.

После этого приступа жизнь превратилась в стоящего за углом грабителя с занесённой для удара дубиной. Он всегда готов опустить её на мою голову. Я уже больше не мог представить как исправить в реальности то, что я натворил в предыдущем дне. Лучше не делать ничего. Я стал похож на гусеницу, которая пытается понять в каком положении находиться каждая из её ног. Очевидно это было заметно со стороны. Несколько ограблений — я открывал двери не тем, кто мне представлялся. Я постоянно забывал в магазине свой бумажник, кредитную карточку или покупки. И это нельзя исправить просто зайдя в тот же час в тот же магазинчик.

Мне нужен был прошлый день и не нужен сегодняшний.