работа над ошибками

Песни Народов Крайнего Севера

26 мая, 22:57

А вот еще был случай.

Однажды имярек получил грант. Американский.

На исследование песенной культуры народов Крайнего Севера. Жирный такой грантец, как раз на год размашисто богемной жизни в Северной Пальмире и не без элементов гривуазности. Поэтому в план работ были скромной строкой вписаны “кабинетные исследования”.

И вот, где-то через год, печальные американцы решили проверить положение дел. Но не смогли достать с этим вопросом имярека, поскольку дверь в его съёмной квартире на “Ваське” была изнутри заблокирована скопившейся за время кабинетных исследований стеклотарой, а сам он объяснял аспирантке нюансы горловых гласных, используя доступные голому доценту наглядные пособия.
Услышав стеклянное побрякивание в прихожей и заметив подозрительные СМСки на телефоне, имярек железной хваткой собрал волю в кулак и подвел итог.
Из наличных результатов исследований оказалось два ящика водки, купленных исключительно по широте душевной для каких-то потерявшихся друзей из Мурманска, а из безналичных — весьма скромная сумма на текущем ( отвратительное название ) счете в банке.
Слабый нервами пошел бы каяться или объявил себя сумасшедшим, но кратковременный перерыв в кабинетных исследованиях и последовавший перенос их в экономическую плоскость вызвал неведомую творческую реакцию в мозгу кандидата наук. Он облачился в пальто из питерского драпчика, распихал наличные бутыльменты по карманам, по-английски закрыл договор аренды аппартаментов брошенными в почтовый ящик ключом и купил билет на паровоз в сторону Якутии.
Десять дней он вдохновенно стремился на Северо-Восток суровой Родины. Первый яшик водки медленно рассосался за профессиональными вагонными и автобусными разговорами о песенной культуре народов Крайнего Севера.

И на одиннадцатый день имярек осознал себя в яранге. Принятие этого факта до того его потрясло, что он моментально собрал имевшуюся при нем наличность так, как собирается бинарное оружие в месте массового поражения. Посреди жилища приютившего его представителя НКС стоял и преливался универсальный российский коммуникационный аппарат — ровно ящик водки.
“Хой…” — выдохнули видевшие это представители НКС. Дальнейшее кандидат наук помнил смутно и повторно идентифицировал себя как личность только в паравозе, неторопливо тянущем его обратно, в скучные лапы печальных америкосов.
Немного отогрев у вагонного титана заледеневшие под питерским драпчиком кости и мослы, имярек решил каяться на все остатки роуминга, чтобы привыкнуть за время поездки к неизбежной неприятности предстоящего очного разговора. Оттягивая момент он попросил у проводницы зарядить в её купе свой телефон и уже было собирался звонить заокеанским мучителям, надел гарнитуру, чтобы держать коммуникационное насекомое подальше от уха, но в это время из наушников зазвучала волшебная музыка: телефон, запрограммированный на втыкание наушников вызывать плеер и запускать последний плейлист, начал выдавать Прекрасные Песни Народов Крайнего Севера.
Инстинкт самосохранения оплодотворил в яранге чувство долга: кандидат наук, перед тем, как уйти в полную кастаньедовщину от запаха шкур и строганины, включил обесточенный с целью конспирации еще в Питере престарелый “Филиппс” и нажал на кнопку “Запись” встроенного программного диктофона. И тот честно, на протяжении восьми часов, записал все, что происходило вокруг, а именно — праздник по случаю неизвестно за что свалившегося с неба ящика огненной воды. Народы пели, плясали, устраивали соревнования по борьбе с медведем и взаимному битью морд. И все это бесстрастно фиксировал фонограф, ровно до момента пока ему не надоело отсутствие электрической розетки в яранге.
За оставшиеся до встречи с печальными американцами несколько дней мучительно трезвый и хрустальной голодный имярек набросал в уме структуру лингвистической базы данных, а на выклянченных в вагоне ресторане салфетках — черновик грантового отчета и заявку на следующий транш.
Насколько я знаю, второй транш гранта ему дали на ура. Надеюсь он уже припрятал в кладовке новой съемной квартиры четыре ящика водки, два пальто и два телефона.

Популярное